Инна Михайлова: Для Стаса Михайлова я стала музой, а не обузой
Здравствуйте, мои дорогие! Все уже успели заметить, что я очень похудела, и меня просто забросали вопросами о том, как мне это удалось...
Читать дальше >>>

Интервью Kerrang! перед выходом третьего альбома

Ноя 22, 2014 в рубрике Статьи и интервью группы | Нет комментариев »

Журнал Kerrang! написал о третьем студийном альбоме Linkin Park и поговорил с участниками группы о нем.
После более чем года работы с продюсером Риком Рубином в его собственной студии в Лос Анжелесе, Linkin Park, наконец, возвращаются со своим долгожданным третьим студийным альбомом. После перерыва продолжительностью более 2 лет, ребята провели последние 12 месяцев, записывая и работая более чем над доброй сотней песен.

Интервью Kerrang! перед выходом третьего альбома
Рик Рубин.

 

“Этот перерыв был необходим и неизбежен”, — начинает Дэвид Фаррелл, басс-гитарис Linkin Park. “Мы проделали огромную работу над нашими первыми двумя альбомами, в это время мы активно гастролировали и ещё умудрялись записывать новую музыку в дороге. Те четыре года были жёсткими и истощающими. Мы, наконец, посидели дома, погрели задницы на батареях и нам снова хочется заниматься музыкой”.
Название для нового альбома ещё не было выбрано, но группа сейчас уже начинает собираться с мыслями: “Мы жуткие профаны, названия — не наша стезя”, — смеётся бассист, — “На данный момент каждый из нас имеет своё собственное видение того, как будет называться альбом”.

Альбом почти завершён. Какие мысли у вас по этому поводу?
Честер: Будоражит разум. Мы работали над этим альбомом год. Я очень, очень горд за эту работу.
Феникс: Надеюсь, что слушатели примут его с открытым разумом и душой, потому что это совершенно другая зверюга.

Почему процесс занял так много времени?
Честер: В случае двух предыдущих альбомов дело обстояло так: мы начинали работу в студии с 30-ю готовыми песнями и уже из них что-то выбирали. В этот раз в студию мы попали со 130-ю песнями. Мы придерживались философии „Не планируй искусство“. Мы решили плыть по течению и писать новую музыку до тех пор, пока были идеи. Если что-то из этих идей звучало как предыдущие 2 альбома, мы от них отказывались.
Феникс: У нас было много хороших идей, было необычно заниматься музыкой иначе, было необычно поменять подход. У нас ушло немного больше времени, чтобы адаптироваться. Мы отказались от своих предрассудков о том, каким должно быть звучание Linkin Park, мы начали использовать больше новых звуков. В результате у нас получилась очень органичная и целостная пластинка, и это приятно польстило нам.

То есть нам следует ожидать нечто абсолютно новое?
Честер: Да, я сыграл пару-тройку новых трэков для своих нескольких друзей, и они все сошлись на том, что это действительно полностью новый звук. Мы вторглись на музыкальную территорую неиспользованных нами ранее жанров. Мы не стали тупо использовать гитарные риффы в огромном количестве, мы больше фокусировались на сэмплах, музыкальных слоях и текстурах.
Феникс: Теперь за нашей музыкой больше души. В звучании теперь больше сердца и более глубокие чувства.

Как думаете, слушатели всё так же будут думать о вас как о ню-метал группе?
Честер: Мы хотели сделать всё, чтобы вырваться из рамок ню-метал. Нам очень не нравится быть причисленными к ню-металу. Нам нравится расти как музыкантам, мы стараемся найти новые пути представления своего творчества. Например, когда мы записывали «Hybrid Theory», мы были детьми, у нас был другой взгляд на жизнь, было другое время. Но мы сохранили элементы звука, которые делают из нас Linkin Park; всё это на ряду с прекрасной музыкой на новом альбоме.
Феникс: И не уверен, что кто-то имеет представление о том, что означает термин ню-метал. Мы сами с усами.

А что с текстами песен?
Честер: Песни о том, что мы пережили и переживаем. Мы стали старше, наши взгляды стали более зрелыми, мы пережили много изменений за последние годы.

Какие, например?
Честер: За последние 4 года я развёлся, женился, у меня родился ещё один ребёнок. Я потерял все свои деньги в результате развода, и только теперь я начинаю потихоньку вставать на ноги. Было похоже на американские горки: сегодня ты женат, а завтра уже нет; сегодня ты богат, а завтра нет. Сейчас я счастлив, но временами было худо, чувствовал себя застопоренно, обречённо. Жизнь побросала меня во всех направлениях.

Трудно ли было выразить те чувства на новом альбоме?
Честер: Да, трудновато пришлось. Мне хочется писать о тех вещах, которые я на своей шкуре испытал. Различие между моим стилем и стилем Майка (Шиноды) в том, что он пишет очень поэтичные стихи с очень красивыми словами. Так что мы пишем раздельно, потом встречаемся и начинаем объединять всё воедино. В стиле моего пения теперь больше ранимости и цвета.

Два ваших предыдущих альбома продались по миру тиражом в 37 миллионов копий. Чувствуете ли вы какое-либо давление в свете этого?
Честер: Если этот альбом будет продан тиражом в 1-2 миллиона, это будет настоящий провал. Мы будем очень расстроено, если такое случится. Лично я буду очень расстроен, потому что я очень горд за то, что уже сделано. Я бы подумал: «Народ нихрена не врубается!». Но я не хочу начинать эти гадания. Слушатели поймут, что это отличный альбом. Им может потребоваться время, чтобы впитать это. В то же время мы стараемся писать настолько хорошую музыку, какую только можем написать.
Феникс: Уверен, что каждый из нас даст свой собственный ответ. Ествественно, мы много ждём от этого альбома. Фанаты ждут многого, мы не меньше их, звукозаписывающий лейбл тоже расслабиться не даёт. Но нам нужно это давление, оно мотивирует нас работать на пределе наших возможностей для получения лучшего.

Оставить комментарий